амс онлайна желает всем чудесного лета ♥
    • • • Лучший пост от азика
    — Если будешь продолжать на неё злиться, это не приведёт ни к чему конструктивному. Лучше…попробуй проанализировать причины её поступка, — подъехав к колонке с нужным топливом, глушу машину и приподнимаю брови, красноречиво сообщая о том, что тебе следует оставаться пристёгнутым и не ходить за мной. Заодно есть минут пять-семь, чтобы всё обдумать, пока я буду оплачивать бензин, брать кофе для себя и согревающий чай апельсин-корица для тебя.
    onlinecross глазами наших игроков: Киллиан: бомблю на другую ролевую: адекватные форумы с адекватным амс вообще существуют, нет?
    Лима: да, онлайн))) // © Killian Lightwood & Lima Berg
    активисты недели
    постописцы недели

    onlinecross

    Информация о пользователе

    Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


    Вы здесь » onlinecross » ПАРТНЕРСТВО » home beneath the ruin [cross]


    home beneath the ruin [cross]

    Сообщений 31 страница 42 из 42

    1

    https://i.imgur.com/D12lISY.png

    0

    31

    Неактуально

    Отредактировано спамер (2024-07-06 13:29:58)

    0

    32

    заявка от navia

    GENSHIN IMPACT ✽ CLORINDE
    https://i.imgur.com/R68h2Sa.gif https://i.imgur.com/q5QtOC4.gif


    Говорят, что Клоринда никогда не промахивается - Навия своими глазами видела, как аккуратно входит в цель пуля, выпущенная из ее оружия. Потом ей сказали, что отец ничего не почувствовал - не мог бы, не успел - черный кругляшок пулевого отверстия запекается на пергаментно-белой коже, когда ей отдают тело, и Навия долго буравит его взглядом, словно пытаясь найти изъян в идеальной окружности.
    Навия растит в груди злость, своей кровью выкармливает ненависть - к той, что не дрогнувшей рукой отняла жизнь у ее отца, а теперь ходит за ней по пятам, Архонты знают, зачем - то ли чтобы поглумиться, то ли чтобы в нужный момент направить пулю и в ее сердце. Навия не боится; Навия почти ждет; Навия с вызовом глядит в бесстрастное лицо охотницы, бросая той горькие обвинения, и та почему-то отводит глаза и отступает - и злость в груди выкидывает новый обжигающий огненный бутон, ждущий момента, чтобы распуститься.
    Но Навия уже не понимает, что его растит. Что-то жжет за ребрами - страшнее злобы, тяжелее ненависти; преследует вернее охотника - что-то, на что она не имеет права, и от чего сбегает в пестрые шелковые объятия Тиори, к вишневому вкусу ее помады, но когда та ласковыми пальцами перебирает золотые локоны, Навия, прикрывая глаза видит вовсе не янтарный взгляд инадзумки.
    Фиалковый взор входит под сердце стремительно и незаметно, и Навия не успевает ничего почувствовать, пока не понимает, что уже слишком поздно.
    Клоринда никогда не промахивается.


    Собственно, все довольно бесхитростно: давно смотрю на этот пейринг и хочу отыграть всякое от момента, когда Навия, еще не будучи в курсе подробностей смерти отца, винит в его гибели в том числе Клоринду до примрения и совместного разгребания последствий великого потопа, ну и, ясное дело, становления отношений на этом фоне. Переживать, вроде, есть чего, пережевать тоже; хотите, ввалим стекла, хотите — флаффа, можем и того, и того в равных пропорциях, кто нас остановит.
    Пишу неспешно, но и не уж очень медленно, зато стабильно, от 3к обыкновенно, а дальше как потащит. По оформлению подстроюсь, по стилистике подстроюсь, люблю перебрасываться картиночками и хоть минимально обсуждать игру, но тянуть в общение не стану, если не захотите. Люблю сюжетненько и красиво; не ругаюсь, не душню; клянусь, я котя, идем играть.

    пример поста;

    Господин Назир находит ее после представления — огромный букет лотосов нилотпала входит прежде него, и кажется, будто тот моментально занимает сразу треть крохотной комнатенки, служащей Нилу гримеркой. Ей не след жаловаться на тесноту: подобной роскошью из всех актеров театра Зубаира может похвастаться лишь его прима, и начинающие танцовщицы поглядывают на Нилу с такой завистью, будто ей достались покои размером с храм Сурастаны. Актеры в Сумеру — донные рыбы, вынужденные средь серого ила сражаться за те крохи, что им достаются: кто-то недоволен качеством мрамора в отделке дворца, Нилу же радуется укромному месту, где можно сменить костюм вдали от посторонних глаз и немного посидеть в тишине, устало разглядывая скапливающиеся под коленками кровоподтеки.

    Но ее уединение частенько нарушают.

    Она чуть подбирается, когда за пеной цветов проступает лицо дарителя, но быстро справляется со слабостью — натягивает самую обворожительную из своих улыбок; вспархивает с места легкой птицей, подхватывает тяжелый букет и рассыпается в благодарностях: господин Назаир — крупный меценат, покровительствующий их маленькому театру, и с рыночной площади их пока что не прогнали только его милостью и заступничеством. Он делает для них так много — огромный букет неловко опускается на узкий столик, сбивая на пол коробочки с гримом и блестящие безделушки — а просит взамен сущие мелочи. Немного ее, Нилу, времени; немного внимания — она танцующим движением отступает от надвигающегося на нее мужчины и, беспечно посмеиваясь, опускается на стул, снизу вверх глядя на визитера, рассыпаюегося сейчас в комплиментах.

    Восхитительное представление, говорит он, и Нилу, прислушиваясь, с улыбкой цепко следит за движениями унизанных перстнями рук. Неподражаема, обворожительна, безупречна — красивые слова осыпают ее с ног до головы, пестрые, как лепестки падисар, которым суждено увянуть, едва коснувшись земли, и Нилу продолжает улыбаться, выжидая, когда господин Назир наконец-то перейдет к сути визита: она знает, что он пришел не просто так. Он никогда не приходит просто так, и с некоторых пор во взгляде его; в мягкой вкрадчивости голоса и хищной вальяжности движений появилось что-то, чего Нилу затаенно опасается — но не признается в том ни ему, ни себе, ни единой живой душе в Тейвате.

    Всего лишь небольшое одолжение, говорит господин Назир, и рука его как бы невзначай опускается на острую коленку — ровно так, чтобы это не казалось совершенно непристойным, но достаточно, чтобы обозначить собственничество, и Нилу выдыхает украдкой, исподволь глядя на благодетеля настороженным синим взором. В рыжих ресницах ее запуталась тревога: господин Назир обходителен и хорош собой, и состоятелен; и покровительство, которое он оказывает театру Зубаира, неоценимо: в стране мудрости лицедеи не могут рассчитывать на многое, оттого благосклонность столь влиятельного человека — большая удача.

    Небольшое одолжение, говорит он, и улыбка его входит под ребра плавно, как остро отточенный клинок — Нилу явственно ощущает, как она отдается за грудиной тоскливой болью; и слова его — словно заросли, скрывающие ришболанда: за ними кроется нечто опасное и недоброе, способное расправиться с ней одним ударом — отчего-то сейчас, в тишине пустой гримерки, Нилу осознает это особенно четко, и коротко обмирает от осознания.

    Небольшое одолжение. Еще одно.

    Потерявшая на несколько мгновений самообладание она поспешно собирается; улыбается самой беспечной из своих улыбок; кивает непринужденно, опуская узкую ладонь на сжимающие ее колено пальцы, и по благостному лицу господина Назира пробегает короткая судорога, природу которой Нилу не вполне понимает, но не желает узнавать.

    Конечно, говорит она. Небольшое одолжение для столь благодетельного человека, говорит она, это не тягость, а честь.

    Конечно, я там буду.

    Есть люди, которым невозможно отказать, и предложения, от которых невозможно отказаться.

    На роскошном приеме людно и шумно: после представления гости мелкими ручейками растекаются по саду, ищут прохлады под сенью ажурных колоннад, в тени цветущих глициний и подле беломраморных фонтанов, от которых веет холодом. Стоячий воздух напоен ароматом цветов, но вот-вот с моря должно потянуть горькой солью — солнце уже задевает жельтым брюхом стрельчатые крыши, клонясь к закату. Она стоит чуть поодаль, задвинутая в сторону, словно один из украшающих залы букетов — красивый, но сыгравший свою роль, и ныне тихо умирающий под безразлично-одобрительные взгляды гостей приема: танец окончен, восхищенные взгляды погасли, и лишь господин Назир время от времени извлекает ее на свет, чтобы покрасоваться перед своими гостями. Нилу старается не думать о том, с какой уверенностью он опускает ладонь ей на талию — каждый раз, когда хозяин приема вальяжно притягивает ее к себе, походя непринужденно беседуя со своими друзьями, она ощущает неприятный укол за грудиной, и отводит глаза, словно если не смотреть, этот морок пропадет.

    Сколько еще одолжений будет, думается ей, пристально рассматривающей прожилки на мраморе, и в какой момент его перестанет устраивать простое прикосновение к коленке?..

    От этой мысли настроение портится. Улизнув от обходительного хозяина, она бродит среди его гостей задумчивая и растерянная; рассеянно подхватывает бокал с резного блюда, и взгляд ее бездумно скользит по незнакомым лицам пока не останавливается на одном знакомом: словно пробуждаясь от дремы, Нилу пристально рассматривает стоящего чуть поодаль юношу — светлые волосы и изысканный костюм; мягкий взгляд алых глаз — она любуется им исподволь, прежде чем на ум приходит имя.

    Каве, припоминает Нилу. Его зовут Каве.

    Она знает его по обрывкам разговоров, что долетали до нее во время предыдущего «небольшого одолжения», когда она танцевала перед гостями господина Назира — столь же холеными и пресыщенными, как он сам; достаточно плененными красотой танца, но не имеющими особенного уважения к его исполнительнице, чтобы считать ее за человека, и оттого позволявшими себе обсуждать деликатные вопросы прямо при ней. Воспоминание это, столь же неприятное и масленое, как внимание господина Назира, щекоткой стекает за ребра, и Нилу решительно шагает к юноше, походя напуская на себя привычно беспечный вид — личина надевается не сразу, словно сделалась ей не по плечу, но мало кто мог бы угадать неуютную печаль за мягким синим взором.

    — Господин архитектор?.. — обращается она к нему с лучезарной улыбкой. — Вы же архитектор? Господин Каве? Мое имя Нилу, вы, быть может, видели выступление... Я знакома с вашими работами, они потрясающие. Это же вы построили Алькасар-сарай?..

    0

    33

    Неактуально

    Отредактировано спамер (2024-07-06 13:29:48)

    0

    34

    заявка от ghost

    RAINBOW SIX SIEGE ✽ MUTE
    https://i.postimg.cc/rmn7hRmt/4c5b685be5780988ace98b196ba7e124.png https://i.postimg.cc/sD4jfvQt/5c0e29e9864fe439ae7cd56b95ed3ff3.gif https://i.postimg.cc/mZMZqdbZ/72a8de5ea0fb4aa2e756c557e064189d.png https://i.postimg.cc/YqH2w196/e09ddc0310432cb8b40f972281ede724.gif


    тебя зовут марк чандар. твой позывной мьют. и тебе всего двадцать пять.

    ты приходишь в наш дом и требуешь тишины. насильно продавливаешь черными перчатками каждую закаленную спину, каждую громкую душу. ты делаешь это молча и с надменностью, ты говоришь настолько тихо и редко, что у меня при виде тебя рождается лишь одно желание — обнять твою шею руками, обвить горячими от злости ладонями, сжать огрубевшими пальцами так, чтобы кожа краснела, чтобы ты наконец-то в ухо мне пискнул от боли и понял, что команда мы лишь в боевом поле.

    ты борзый и высокомерный. ты кичишься своими знаниями в инженерии в каждом долбанном разговоре, ты вспоминаешь, что слишком еще молод для своих достижений. ты обязательно смотришь на всех так, словно твоей докторской компании мы абсолютно не достойны. ты видишь в бронебойных лицах только силу в физике, ты смеешься и стебешься, ты постоянно утверждаешь, что война теперь — в телевидении и электронике, а наши соревнования по очкам — тупая трата времени и своего потенциала.

    хотя какой там потенциал. ты считаешь, что способен встать на мое место намного раньше, ведь достичь моего уровня полезности — много ума не надо. это тренировки в пейнтболе, это обычное умение смотреть и наблюдать, это лишь правильное прорабатывание информации, на основании которой делаются логические выводы. ты определенно считаешь, что нет ничего сложного спасти заложников, разрешить мировой конфликт, провести удачную диверсию, если знать, сколько противников, сколько в здании окон, этажей и какое у врагов оружие. ведь разведданные есть, за меня сделали больше половины работы, мне лишь остается зайти и забрать разжеванное.

    я встаю и ухожу. ухожу молча, как ты любишь. но поверь, настанет день, когда я смогу въебать тебе по лицу благодаря своей бесполезной физике. и буду избивать тебя, рассказывая тупые армейские анекдоты.


    на самом деле там не все так плохо. будут у них обязательно и моменты небольшого примирения. хоть и вынужденно, хоть и в рамках четырех стен, где дружить приходится, контактировать без агрессии — тоже. но костяк вижу неизменный — мьют себе цену знает и даже завышает, он начало всего конфликта и гостовского бедствия.
    и да, я переиграл в радугу, из меня прет цветное. очень жду для межфандома. благо, что общие темы точно найдутся.

    незаменимый
    пример поста;

    — они быстро портятся в крови, а я запасливый, — за столько лет гоуст одними глазами улыбаться научился. он не договаривает, но мысленно бросает едкое, стреляя исподлобья своим медвежьим бурым взглядом — что это его маленькое спокойное и единственное хобби для отвлечения, когда ему черепа очередью крошить не приходится. когда руки до раздражения свободны, когда мозги закипают от того, как в них пусто, либо, напротив, от того, что переполнены гниющим и воняющим. он привык в занятых пороховых секундах измерять жизнь, каждый раз убеждая себя, что все это только на пользу. в конце концов, ему даже некому на гражданку звонить и рассказывать о том, как прошел его день. он будет рисовать призрачные черепа на своих балаклавах каждый раз, стоит ему остаться в одиночестве.

    саймон наблюдает и не пропускает, когда даже роуч недовольный своим чаем двигает исполосованную внутри темно-коричневыми кольцами кружку с содержимым, предлагая и даже не пытаясь скрыть тот факт, что это не вкусно. впрочем, он с собой и другими честен, саймон так точно уже давно убедился, что британец из гари никакой — либо приемный, либо подделал документы, либо уже в утробе начал ненавидеть монархию всей туманной душой. гоуст все свои маски поставил бы на второе — роуч определенно сошел бы за отличного шпиона, потому что умудрился к райли подойти ближе всех остальных. и вряд ли даже об этом догадывается.
    но все же гоуст берет кружку и нюхает, упрятав свой тканевый черный нос в керамическом обрамлении — он каждый раз проверяет и оценивает навыки, с теплотой надеясь, что у роуча когда-нибудь получится сносно. а между тем сам готов бесконечно бегать на кухню, открывать шкафчик со своим, казалось бы, бесконечным запасом сухих ароматных трав и заваривать до талого, пока гари не заноет о том, что уже напился. ведь роуч не должен пить эту холодную мочу в бумажных одноразовых пакетах, когда можно от лучшего получить максимум горячего удовольствия.

    — ты и не проверишь, тебе придется верить. или пытать. например, этим, — саймон гиенит впервые за день, все еще пытаясь понять, как гари способен сотворить подобное. его губы растягиваются в улыбке так, что движение можно увидеть даже сквозь маску, а сам райли мысленно собирается с духом предложенное все же попробовать. ведь оружие будет не засчитано, если гоуст бросится на амбразуру открытой грудью по собственной безумной воле. — погоны свои что ли отдашь?

    роуч забирает колоду из голых теплых ладоней — почти единственные участки кожи, которые можно увидеть сейчас у гоуста без краснеющих ядерно щек. большего видеть не приходится даже в спокойные от боевых действий дни, и некоторые сержанты до сих пор не в курсе, что у райли черепами забиты плотно даже руки. правда сам саймон точно не помнит, видел ли роуч его хоть раз хотя бы в футболке, а потому это может стать одним из потрясений сержанта на сегодня. лейтенант в целом подписался на то, риски чего здраво надо было оценивать хотя бы пару минут. а может под предлогом подсознательно гоуст и сам желал дискомфорта, не выкручиваясь и не препираясь, ведь карточный долг — это всегда святое.

    гари мешает и раздает по шесть, он почти светится как радиоактивный таракан, как биолюминесцентный планктон в прибрежных водах океана, раздраконеннный и возбужденный. он словно ребенок перед своим самым редким и дорогим биониклом потирает руки, в диком восторге предвещая обязательно захватывающую игру — саймон не перестает тянуть губы в изгиб ни на секунду, тупо полагаясь на то, что это не так уж и заметно. его до черта забавляет все это, и он почти всей кожей чувствует ту явную разницу в своей повседневности, которая непринужденно и мягко об эмоциях просит — саймон начинает пялиться в свои карты, потому что из-за слишком живого роуча уже начинает сводить скулы. непривычно. и как же глупо.

    — один в поле не воин, — за плечами игр слишком много, когда старшая карта только подставляла. выигрыш будет все же слаще, если роучу этот туз встанет поперек горла во всех возможных смыслах. но карта не шла. из раза в раз колода пустела, но не увеличивала силу, а поле боя походило на футбол в одни ворота — саймон временами не доходил даже до вражеской полузащиты. гоуст все же не копался, а готовился принимать как должное — проиграть ему не страшно. куда страшнее думать о том примерном, что может в тараканьей голове витать и дико желать.

    гоуст бросает в последней битве карты поверх карт роуча, даже не вскрываясь. сдается без позора, но с ущемленной гордостью, расстроенно поджимая губы.

    — действие. тебе придется заставить меня делать многое, прежде чем я когда-нибудь соглашусь тебе что-то рассказать, — райли складывает руки на груди и откидывается на спинку стула, тяжело и шумно выдыхает, прежде чем снова посмотреть в глаза напротив. — надеюсь, это будет что-то более оригинальное, чем признаться в любви прайсу, пока он разговаривает с генералом.

    0

    35

    заявка от Helena Bertinelli
    DC COMICS ✽ THOMAS BLAKE
    https://forumupload.ru/uploads/001c/19/f6/116/680169.png


    fc: robert kazinsky

    Хелена запоминает Тома навязчивым придурком, прицепившимся к ней у самого входа в особняк Фальконе. Он определенно что-то вынюхивает, возможно, что-то, что нужно и ей. Хелене не хочется встрять вместе с ним, но отделаться от него оказывается не так просто.

    — Я работаю одна, — цедит Хелена сквозь зубы, как только слышит, что именно Тому здесь надо. — Брысь с дороги.

    — Все равно помогу, я же все-таки джентльмен, — кивает Том, нимало не смутившись ее тоном. — А потом ты поможешь мне, ладушки?

    Хелена раздраженно закатывает глаза, но отчего-то не уходит. Один из Фальконе очень удачно оказывается рядом, чтобы она не посмела так открыто пойти в зал. Пользоваться всем, что есть под рукой, Кэтмену не привыкать, и если под руку внезапно подвернулась Охотница — свой шанс упускать определенно не стоит.

    Он отвлекает ее от препирательств нетривиальным и, пожалуй, хамским методом: целует, уводя в сторону от старины Кармайна. Том и раньше иногда размышлял об этом, но тогда они не были знакомы, а целовать незнакомок — это слишком невежливо даже для него.

    Первое впечатление очень важно, оно задает тон всему дальнейшему общению.

    Том запоминает ее сумасшедшей идиоткой, когда она в этом чертовски узком платье выпрыгивает из окна, выбив своим телом стекло. Перед этим Хелена опустошила сейф Кармайна, поэтому, конечно, поторопиться стоило, но спроси она Тома — он бы нашел несколько менее травмоопасных выходов из ситуации. Вместо этого он линяет с места преступления под шумок, прихватив с собой искомую статуэтку в виде кошки.

    Шалость удалась, думает Том. Каждый из них получил, что хотел, все и даже немного больше.

    Что-то в нем есть, думает Хелена, а потом неделю пытается выбросить эту мысль из головы.


    Не буду пересказывать все комиксы и не жду досконального знания всех выпусков, где Кэтмен когда-либо появлялся. И даже знания половины не жду, серьезно, основы основ про готэмских ребят, парочки выпусков и статьи о персонаже должно хватить, если вы любите адаптировать комиксы во что-то более-менее вменяемое и интересное. Для меня главное — уловить вайб персонажа, ухватить самые основы, остальное налепим поверх вместе. Еще, конечно, хочется, чтобы в процессе у обоих проснулось желание полистать комиксы и надергать оттуда чего-нибудь эдакого, а там видно будет.

    Что мы будем делать? Бить плохих парней, детективить, ругаться, выяснять отношения, кидать друг друга с позиции «так будет лучше для нас обоих», ссориться, мириться, приключаться, вот это вот все. Том та еще скотина, Хелена не отстает, вместе как будто лучше, чем поодиночке, но одиночество как-то привычнее. Оба на голову отбитые, и это не фигура речи.

    Сразу кричать про пейринг не буду, поэтому, если Хелена вам не видится тем персонажем, которого хочется романсить, то это ок. Но тут я, конечно, загляну вам глаза с немым вопросом «ну вы вообще видели, какие эмоциональные у нее посты?».

    В идеале хочется, чтобы это все было надолго, поэтому прошу оценить свои силы и желания заранее. Очень надеюсь, что интерес к игре не пропадет через месяц, ну и что постов каждый раз месяцами ждать не придется. Круто, если сможем в спидпост. Если не сможем, но все равно получится что-то красивое, то тоже ничего так.До анкеты свяжитесь со мной, пожалуйста, в личке. Хочется сперва посмотреть друг другу в глаза и в посты, чтобы понять, что между нами таки проскочила искра.

    пример поста;

    Хелена не стала еще раз напоминать, что она хотя бы их оттуда вытащила, — но приосанилась, держа свой стаканчик с кофе так, будто это был фужер с вином. Это было на редкость уютно и до странности хорошо — и подурачиться успевали, и пройтись метафорическим ножом по старым ранам, но так, что почти не больно, только нервы пощекотать немного.

    Прошло почти десять лет. Слишком много, чтобы Хелена уж очень переживала из-за отказа. Скажи Вик, что ей все показалось, и он ни о чем не жалеет, — она бы поверила и больше не завела такого разговора. А тоска уймется как-нибудь сама, нужно только дать немного времени, Хелене не привыкать. Когда-то в любом случае от этой тоски останется разве что отголосок робкой осенней меланхолии, может, капелька ностальгии. Как вчера, когда она его увидела, и мысли были похожими.

    Она вполне могла ошибаться сейчас, но ничего от этого не теряла.

    Решив для себя так, Хелена с непроницаемым лицом медленно потягивала свой кофе, с Вика взгляда не сводила.

    — Технически, — начала было она, передразнивая, но умолкла, когда он поднял ладонь, вздохнула, закатив глаза.
    "Технически убежал ты".

    Она правда собиралась съязвить, обратив все в недобрую шутку, потому что не умела иначе. Рот было открыла, но смогла издать только неловкий смешок. Пожалуй, стоило бы присесть.
    Пожалуй, стоило взять бутылку вина, а то и чего покрепче. Приготовившись к отказу, о другом варианте Хелена как-то позабыла. Зато Вика тогда помнила хорошо, девочку, всю жизнь прожившую среди убийц, неспособных на искреннюю любовь, впечатлить было нетрудно, то ли дело разочаровать. Едва достигшая совершеннолетия Хелена изначально не верила, что у них могло что-то получиться, она мечтала о чем угодно кроме любви. И сожаление к ней пришло далеко не сразу.

    — А почему нет? Что изменилось? — Она бы предпочла, чтобы обошлось без упоминаний подробностей ее вендетты, Вик не мог не знать, но выбрал бить по больному. — Неужели стоило умереть, чтобы принять мой выбор?

    В искренность его сожалений Хелене вполне верилось, в то, что он поступил бы по-другому, если бы мог — нет.

    — Ты так говоришь только потому, что все уже закончилось, и я изменилась. Ладно мне, себе-то не ври, — Хелена ухмыльнулась немного зло, потом поджала губы. Вик говорил то, что она хотела услышать, или это — те самые последствия воскрешения, которые она искала? Позволил бы сегодняшний Вик пролить кровь? Он даже выстрелить ей помешал ночью.

    Не довериться было бы так легко — ей ничего не стоило бы сказать "нет", отвернуться и больше не возвращаться к теме. Именно так бы поступила девочка, обиженная, как она думала, предательством, заживо съедаемая изнутри ненавистью и одиночеством. Эта девочка все еще оставалась там, внутри, но с годами Хелена научилась лучше понимать ее желания.

    — Прости, я тебе верю, — выдохнула она, все еще внутренне на что-то решаясь. — И да, я думаю, ты поторопился от меня сбежать. А я поторопилась, решив вчера, что твое возвращение ничего не меняет.

    Из ее уст звучало чем-то близким к признанию.

    0

    36

    заявка от Helena Bertinelli
    DC COMICS ✽ VIC SAGE
    https://forumupload.ru/uploads/001a/e0/d3/178/579045.png


    fc: joel kinnaman

    Вообще-то настоящее имя Вика Сейджа — Чарльз Виктор Сзасз, только тсс. Он рос сиротой в католическом приюте и имел сомнительную репутацию в тех кругах. Вик очень гордился тем, как стоически переживал побои от монахинь, силы духа уже тогда в нем было не занимать, но воспитание подобными методами не могло не наложить свой отпечаток: во время учебы в колледже Вик жестоко избил наркоторговца, пытаясь достать себе ЛСД. До непоправимых последствий, к счастью, не дошло, и со дна для Вика был только путь наверх.
    После выпуска он сделал себе имя — стал скандально известным агрессивным репортером в Хаб Сити. Где-то там его и нашел Аристотель Родор, его бывший профессор, который рассказал об искусственной коже, которую он разработал вместе с доктором Твеном. Псевдокожа была предназначена для использования в качестве бинта, но оказалась невероятно токсичной — наложение ее на открытую рану приводило к смерти. Проект свернули, но позже Родор узнал, что Твен решил втихую толкнуть псевдокожу в страны третьего мира.
    Чтобы помешать ему и не быть узнанным, Вик надел маску из псевдокожи и после успеха решил использовать ее и дальше в своих журналистских расследованиях. На улицах Чикаго, Готэма и других городов Вик Сейдж стал Вопросом — детективом без лица, с которым сотрудничали такие герои, как Синий Жук и Бэтмен.
    Готэм встретил Вопроса как положено: он был избит Леди Шивой и ее людьми до полусмерти и поймал выстрел пневматического пистолета головой. Добивать его, правда, не стали, а Шива из каких-то своих соображений организовала ему путевку к Ричарду Дрэгону — когда Вик поправится достаточно для того, чтобы суметь встать с постели. После пробуждения оказалось, что ему напрочь отбило память, он не помнил даже собственного имени. Еще и видеться начало всякое: приглючившийся Бэтмен назвал его некомпетентным дилетантом, и Вик решил, что в жизни надо срочно что-то менять. Год обучения у Дрэгона отточил его навыки и сделал другим человеком — и в новом поединке с Шивой он одержал верх.
    А дальше было больше.
    Дальше было хуже.
    Маска борца с преступностью понемногу начинала давить на черепную коробку — в этом своем амплуа Вик чувствовал себя некомфортно, во многом потому, что моральные установки Дрэгона в его голове плохо сочетались с его собственными принципами. Вик все никак не мог определиться, насколько далеко он готов зайти в своем стремлении к справедливости, и однажды осознал, что какая-то часть его не отказалась бы узнать, каково это — отнять чужую жизнь. Довольно скоро случай представился: ему пришлось убить человека, защищая ребенка, и понял, что муки совести его не терзают, он сделает это снова, если будет нужно.
    Именно в этом с Хеленой они позднее и не сошлись — как бы она ни нравилась ему, она хотела слишком много крови, пока убивала всех причастных к смерти ее семьи. Их роман закончился, так толком и не начавшись, когда Хелена убила Санто Кассаменто руками своего дяди — Вик ушел и не обещал вернуться.
    Но мир слишком тесен, и они еще наверняка встретятся.


    Как и в случае с Кэтменом из моей прошлой заявки, скажу, что не жду какого-то невероятного знания комиксов. Если вы любите атмосферу Готэма, местных персонажей и все, что вокруг, можете полистать несколько выпусков с персонажем, словить общий вайб и запилить что-то красивое на основе — мы отлично поладим. В теории могу на пальцах пояснять за канон, но экспертом не назовусь. Задавайте вопросы — если знаю, отвечу, если не знаю, то поищем ответ вместе или придумаем свой.

    Да, Хелена активно собирает своих бывших, и что вы мне сделаете. Персонаж не то чтобы очень популярный, поэтому готова смиренно ждать того, кому он будет действительно интересен.

    В Готэме всегда полно работы, ею и займемся. Будем скандалить, интриговать и расследовать. Можем удариться в магию и мистику, можем бить морды плохим людям по старинке, можем попробовать что-то новое. Теоретически могу в романс, что-то такое душераздирающее, потому что в доребуте Вик вообще-то умер, оставив свою маску в наследство Рене Монтойе. В комиксах мало кто умирает с концами, поэтому можем поиграть драму на тему.

    Еще, наверное, можно было бы что-то сложное на троих сообразить, если однажды звезды сойдутся, и получится собрать и Блейка, и Сейджа. У меня есть мечта поиграть в какой-то дофига сложный треугольник с драмой и этим всем, поэтому будет классно, если вам такое ок. Вниманием не обделю, всех персонажей люблю сильно и готова играть в это долго.

    Перед анкетой, пожалуйста, напишите мне в личку — посмотрим друг другу в глаза и посты, чтобы понять, есть ли у нас потенциал захимичить.

    пример поста;

    Хелена не стала еще раз напоминать, что она хотя бы их оттуда вытащила, — но приосанилась, держа свой стаканчик с кофе так, будто это был фужер с вином. Это было на редкость уютно и до странности хорошо — и подурачиться успевали, и пройтись метафорическим ножом по старым ранам, но так, что почти не больно, только нервы пощекотать немного.

    Прошло почти десять лет. Слишком много, чтобы Хелена уж очень переживала из-за отказа. Скажи Вик, что ей все показалось, и он ни о чем не жалеет, — она бы поверила и больше не завела такого разговора. А тоска уймется как-нибудь сама, нужно только дать немного времени, Хелене не привыкать. Когда-то в любом случае от этой тоски останется разве что отголосок робкой осенней меланхолии, может, капелька ностальгии. Как вчера, когда она его увидела, и мысли были похожими.

    Она вполне могла ошибаться сейчас, но ничего от этого не теряла.

    Решив для себя так, Хелена с непроницаемым лицом медленно потягивала свой кофе, с Вика взгляда не сводила.

    — Технически, — начала было она, передразнивая, но умолкла, когда он поднял ладонь, вздохнула, закатив глаза.
    "Технически убежал ты".

    Она правда собиралась съязвить, обратив все в недобрую шутку, потому что не умела иначе. Рот было открыла, но смогла издать только неловкий смешок. Пожалуй, стоило бы присесть.
    Пожалуй, стоило взять бутылку вина, а то и чего покрепче. Приготовившись к отказу, о другом варианте Хелена как-то позабыла. Зато Вика тогда помнила хорошо, девочку, всю жизнь прожившую среди убийц, неспособных на искреннюю любовь, впечатлить было нетрудно, то ли дело разочаровать. Едва достигшая совершеннолетия Хелена изначально не верила, что у них могло что-то получиться, она мечтала о чем угодно кроме любви. И сожаление к ней пришло далеко не сразу.

    — А почему нет? Что изменилось? — Она бы предпочла, чтобы обошлось без упоминаний подробностей ее вендетты, Вик не мог не знать, но выбрал бить по больному. — Неужели стоило умереть, чтобы принять мой выбор?

    В искренность его сожалений Хелене вполне верилось, в то, что он поступил бы по-другому, если бы мог — нет.

    — Ты так говоришь только потому, что все уже закончилось, и я изменилась. Ладно мне, себе-то не ври, — Хелена ухмыльнулась немного зло, потом поджала губы. Вик говорил то, что она хотела услышать, или это — те самые последствия воскрешения, которые она искала? Позволил бы сегодняшний Вик пролить кровь? Он даже выстрелить ей помешал ночью.

    Не довериться было бы так легко — ей ничего не стоило бы сказать "нет", отвернуться и больше не возвращаться к теме. Именно так бы поступила девочка, обиженная, как она думала, предательством, заживо съедаемая изнутри ненавистью и одиночеством. Эта девочка все еще оставалась там, внутри, но с годами Хелена научилась лучше понимать ее желания.

    — Прости, я тебе верю, — выдохнула она, все еще внутренне на что-то решаясь. — И да, я думаю, ты поторопился от меня сбежать. А я поторопилась, решив вчера, что твое возвращение ничего не меняет.

    Из ее уст звучало чем-то близким к признанию.

    0

    37

    заявка от maggie rhee
    THE WALKING DEAD ✽ CLEMENTINE
    https://i.imgur.com/C4Q2e9J.gif https://i.imgur.com/LZblUbe.gif


    клементина – девочка с невероятной судьбой. застать чёртов зомби-апокалипсис в восемь лет, прячась в домике на дереве и успешно не попавшись ни одному ходячему? найти опекуна в лице совершенно незнакомого человека, пройти с ним долгий путь, спасая из различных передряг и помогая по мере возможностей, выстроить с ним невероятно прочную связь, но по итогу лишиться? практически в одиночку пройти круги ада, используя да надеясь лишь на собственный ум и смекалку? пойти по стопам того, что помог и взрастил когда-то, самой став опекуном для совсем юного мальчишки?

    да, всё это – клементина. невероятная. умная. смекалистая. добрая. целеустремлённая. девочка с невероятно прочным внутренним стержнем, девочка с невероятной волей к жизни и упорством. девочка-боец.

    выжившая.

    и хотя игры серии имеют опосредовательное отношение к канону того же сериала, тем не менее есть у нас главное связующее звено, через которое мы можем найти точки пересечения – это гленн, фигурировавший в самой первой игре, из чего можно было сделать выводы о том, кем он был и что делал до своего появления в сериале. и да, я хочу это использовать. я хочу, чтобы клементина помнила гленна, а гленн помнил о клементине. я хочу, чтобы они встретились ещё – так или иначе; я хочу, чтобы они не встретились, но клем и мэгги могли пересечься каким-либо образом – я, вообще, много чего хочу, и всё это обсуждаемо, пластично, и полностью зависит от вас и вашего желания играть.

    0

    38

    заявка от columbina
    GENSHIN IMPACT ✽ ARLECCHINO
    https://forumupload.ru/uploads/0011/4d/8c/2/814886.png


    прежде чем над бескрайними снегами снежной забрезжил рассвет,

    прежде чем ты взглянула на меня глазами-отражениями утопающих в смоли амарантовых лезвий,

    прежде чем твои губы изогнулись в полуулыбке-полуусмешке, прохладной, как дожди фонтейна,

    прежде чем моя рука легко коснулась серебра твоих волос,

    знала ли ты, арлекино, что смерть — это дорога к благоговению?


    х о ч у  а р л е к и н о. в пару. предлагаю утопиться в море мыслимых и немыслимых хедканонов. поведаю свои и с удовольствием послушаю твои. по темпу и объему постов — договоримся, единственное, о чем прошу, — никакой птицы-тройки. по внешностям — я не подбирала реальные ни себе, ни для арлекино, но если будет желание, то можем договориться по ним.

    пример поста;

    шесть звезд — алых, словно язык насилия, — сплетаются вместе, формируя образ ладони. шесть ослепительных вспышек, шесть бедствий, шесть усталых снов — посреди океана лунного света, на темном, несуществующем небе в мире несбыточного. бледные ладони тянутся к ним, стараются ухватить частичку багрянца, но время еще не пришло.

    «скоро оно придет».

    на губах коломбины — легкая улыбка, шепот полевых цветов и песнь нежности существования. ее голос вплетается в лесную тишину, смешивается с ней, пока не умирает в чужеродных звуках. птицы молкнут, а рожденные где-то в отдалении раскаты катастрофы становятся все явственнее. ближе, ближе, ближе, до тех пор, пока не оказываются совсем рядом и не проносятся, подобно ураганному ветру.

    беглянка пропадает за пеленой листьев вместе со своим преследователем — обретшим плоть страхом, еще одной частью несбыточного.

    хрупкая фигура юной девы подается вперед и срывается с места. обнаженные девичьи ноги едва касаются земли и прохлады травы — не бежит, а скорее, парит. шесть кроваво-красных звезд на небе следуют за беглянкой; она — словно бы на ладони, ее присутствие проступает на ткани жизни кровоточащим гноем, все, что необходимо, — просто следовать.

    проходит всего лишь мгновение — для субретки — и та, что едва смогла сбежать от собственного кошмара, оказывается рядом.

    ноги коломбины неловко ступают по промерзшим, влажным камням и замирают, как только до беглянки остается меньше метра. 

    — ты выглядишь утомленной.

    ее губы все еще изогнуты в улыбке, ласковой и безмятежной, голова немного наклонена набок. в этом незначительном жесте — любопытство, легкое недоумение. в аромате, тянущемся от беглянки, среди привычных запахов существования, есть что-то, что юной деве не знакомо. что-то неправильное, что-то немного пугающее, что-то грешное. часть ли это несбыточного, чего-то, что неподконтрольно ей, — неясно.

    но вопрос — неправильный.

    сейчас они обе — часть несбыточного.

    белоснежная, хрупкая ладонь тянется к беглянке и едва касается мягкой кожи. под тонкими пальцами — холод, холод несуществования, холод вечности и скорби. и это — все еще часть несбыточного, хоть и ощущается явственно.

    — как мне стоит тебя называть?

    ее нарекут ар-ле-ки-но, но в это мгновение, в эту секунду, в этом мире, существующем для них двоих, сжатом до сна, снящегося никому, до их мира невозможного — это имя не имеет никакого смысла.

    ей нужно новое имя, имя только для этой реальности, имя только для этого душного и невыносимого кошмара. его должен прорычать преследовавший ее монстр или нечто другое, что будет всего лишь отражением осколка ее души. его должна повторять субретка, пока их маленький мир несуществующего не превратится в прах.

    в отдалении, где-то позади, воплощение кошмара беглянки вновь оживает, с тошнотворным гулом обретает более ясные очертания. не монстр, но и не человек. нечто из подсознания беглянки, нечто, что коломбина лишь увидела на периферии ее сознания и дала этому жизнь, нечто неконтролируемое и жестокое.

    — если ты хочешь жить, — невесомое прикосновение, длившееся не дольше минуты, прерывается, — тебе нужно сражаться.

    шесть карминовых звезд мерцают в смоляных глазах существа, что постепенно приближается к ним. болезненная луна на несуществующих небесах [и все же более реальными, чем наяву] тускнеет — ее свет озаряет лишь силуэт страха, черты лица [если они есть] — сокрыты.

    — только не беги вновь, — предупреждает с легким укором. — ты не сможешь сбежать от самой себя.

    0

    39

    заявка от ill dottore
    GENSHIN IMPACT ✽ COLLEI

    https://forumupload.ru/uploads/001c/19/f6/123/339300.jpg
    for the rest of your life
    i'll be there

    https://forumupload.ru/uploads/001c/19/f6/123/690960.jpg

    https://forumupload.ru/uploads/001c/19/f6/123/760376.jpg
    i'll be stuck in your head
    like the roots of your hair.


    ты не помнишь имя моего подчинённого, который действительно проводил над тобой эксперименты, я не помню твоё — всё честно, правда? зелень твоих волос расплывается в каштане, золоте, серебре сотни других тест-субъектов, в глаза-фиалки мне даже смотреть было неинтересно, зато меня ты никогда не забудешь. пусть даже не внешность; безликое олицетворение кошмара, избавиться от которого оказалось сложнее, чем от самого элеазара.

    нравится ли тебе считать себя жертвой? мечтаешь ли ночами о мести? надеешься ли услышать от меня извини? приходи и расскажи~


    ты не панталоне и даже не наука, лишь её жертва, поэтому заявка не в пару — это не значит, что игрой не обеспечу) люблю лапслок, не буду обижаться, если проклянешь персонажа последним словом (скорее даже обижусь, если не проклянешь). пишу довольно медленно, раз в пару недель, поэтому пинать при любом раскладе не стану

    мемы смешные и не очень

    https://forumupload.ru/uploads/001c/19/f6/123/861714.jpg
    https://forumupload.ru/uploads/001c/19/f6/123/307069.jpg
    https://forumupload.ru/uploads/001c/19/f6/123/366469.jpg
    https://forumupload.ru/uploads/001c/19/f6/123/395893.jpg
    https://forumupload.ru/uploads/001c/19/f6/123/30794.jpg
    https://forumupload.ru/uploads/001c/19/f6/123/932097.jpg
    https://forumupload.ru/uploads/001c/19/f6/123/176386.jpg

    пример поста;

    Дурные сны, говорит Шедоухарт; Соблазн лишь усмехается — не злобно, конечно. Ей понятно, что спутница лишь осторожничает, заходит, как обычно, издалека, не желая начать разговор, который никто не поддержит. Видно, шаритские учения покидают голову с бóльшим усердием, чем тёмный пигмент в структуре волоса. В своём путешествии они дали свободу аасимару, исцелили земли от тёмного проклятья Шар, узнали всё, что можно было, об истории Кетерика и сопротивлении селунитов. Проложенная серебристым лучом правды тропинка не смогла привести воспитанную служителями Селунэ девочку обратно — хоть и верит она в другое божество, тенистая рука Шар держит её душу крепко, не отпускает.

    Её передергивает от неожиданной поэтичности. Компания Воло давала странные плоды. Ещё раз, почему он вообще с ними бродяжничает? Её тёмные позывы определённо что-то попутали той ночью, на её руках оказалась кровь немного не того барда. Убитая певица хотя бы не пыталась выколоть ей глаз.

    [indent] — Можно попробовать.

    Ответная вежливость подкрепляется действием — вино, бесплатное благодаря серебряному языку Астариона, разливается по завалявшимся в лагерном сундуке кубкам. Они обе знают, что это не поможет. Путь для них обеих на редкость прямолинеен и прост, и заканчивается он на воссоединении с семьёй. Дворецкий дал понять в видении, что Соблазн должна повидаться со своей сестрой, а беженец в Ривингтоне рассказал, как сильно в доме Печали соскучились по Шедоухарт. Дела важные, но приступать к ним никто не торопится. Спутнице с этим помедлить можно, а вот ей совершенно нельзя. Впрочем, можно ли? Никто не цепляется за свои тайны так, как она; Шедоухарт тоже могла быть рождена из капли крови Шар, а никто из них бы и не заметил.

    Легко хранить свои секреты, когда почти их не помнишь. Кому об этом знать, если не одной из основателей Абсолют?

    Она подаёт кубок Шедоухарт и присаживается на столешницу, пользуясь отсутствием Джахейры, которая не преминула бы сделать невоспитанному отродью Баала замечание. Багряное вино стекает вниз горла быстро, натыкаясь по пути на подступившую к нему тошноту. Она точно не вампир, но пить кровь ей это в прошлом не мешало.

    Тифлинг делает мысленное замечание себе — не стоит. Сейчас она знает, что даже выслушивание этих мыслей, воспоминаний о зверствах, лишь начало. Дальше глаза застилает пелена, и в себя удаётся прийти слишком поздно. Она мотает головой, стараясь сделать это как можно естественнее, и переводит концентрацию на девушку.

    Если в её глазах и есть недоумение, новоиспеченная селунитка хорошо его прячет. Спасибо ей за это.

    [indent] — Чем дольше ты откладываешь визит в дом Печали, тем меньше ты будешь спать по ночам. — Озвучивать очевидное она не любит, но Шедоухарт, кажется, нужно услышать это от кого-то другого. — Ты знаешь, что мы не оставим тебя одну, что бы там ни произошло. Так чего же ты боишься?

    Соблазн не использует личинку иллитида, чтобы проникнуть в её разум и узнать всё самой. Ответ на вопрос её интересует куда меньше, чем рассуждения, которые он непременно породит; поток информации всё же ничего не значит, если над ним как следует не поработать. Они могут помочь друг другу своим опытом, открыть глаза на то, что ускользало из поле зрения само по себе или по воле божества, которому, конечно, всегда виднее, что для их служителей лучше.

    А могут не помочь. И это не страшно. Возможность освежить голову, сверить перспективу, поднять в памяти все поводы негодовать на предавшее их доверие высшее существо не будет лишней перед неизбежной конфронтацией.

    Даже если всё пойдёт так плохо, как только можно, ни один разговор не сможет нанести столько же вреда, сколько успели их боги.

    0

    40

    заявка от antony stark
    MARVEL ✽ PETER PARKER
    https://forumupload.ru/uploads/001c/19/f6/66/t893697.gif


    — самые крутые спортивки на районе.
    — домашка сама себя не сделает.
    — достаточно взрослый, чтобы отбирать ледянки у пенсионеров, но недостаточно, чтобы хэппи взял трубку.
    — разорил фонд мстителей на похеренные рюкзаки.
    — не читал завещание старка, где пункт "не верь одноглазому мазафакеру" стоит сразу после "ни с кем не делись очечами".
    — LED ZEPPELIN?! ок, гугл, как сдать ребенка в детдом, если это не твой ребенок?
    — заставляет старка чувствовать себя самым древним существом во вселенной.


    и так, мой юный падаван, так как я не умер, то будем думать, как вписать ваши с колдуном косяки в наш измененный сюжет, но оговорюсь сразу - амнезичная магия нашего дамблдора меня обошла, так что я все помню [и кто-то получит па жопе]. так же стоит сказать, что мы провели некий ребрендинг внешностей, так что ты можешь тоже поменять холланда на кого-то другого, если будет таково твое желание. а можешь и не менять.
    не смотрю на количество символов в постах, но придаю значение грамотности и адекватности, буду предварительно просить пример пробного поста.
    :3 — смайлик для разрядки обстановки.

    пример поста;

    [indent] глубокий баритон его голоса обволакивает тони, и болезненная хватка на сердце отпускает, словно его окутывает теплый кокон из безопасности и уверенности. край простой глиняной пиалы мелко стучит по зубам, его собственная слабость накладывается на травму стефана, тони делает несколько жадных, поспешных глотков, давится, перехватывая руку стрэнджа за запястье и роняя голову на подушку. его пальцы нетвердо касаются чужой ладони, когда стефан отставляет чашу, изучая-узнавая-вспоминая рисунок заживших шрамов, мозоли на ладони от тренировок с боевым шестом и на безымянном пальце от дурацкого пера, которым тот подновляет свои странные книжки.
    [indent] когда его рука обессилено падает ему на грудь, пальцы продолжают сжимать ладонь стефа. он продолжает что-то говорить, и тони приходится приложить немало труда, чтобы вслушаться в смысл слов и не заснуть под успокаивающие вибрации его голоса. криво усмехается - они не смогли спасти вижна, они потеряли наташу. сколько еще погибло людей в катастрофах, прокатившихся по земному шару, когда мир внезапно потерял половину населения: водителей, пилотов, машинистов, работников аэс, врачей. все пять лет своей не_жизни, своего существования, он сталкивается с последствиями своей самоуверенности лицом к лицу.
    [indent] когда продолжает существовать на автопилоте - потому что нужен пеппер, компании, городу. он старается не включать новости, он не смотрит в обращенные к нему глаза людей во время очередной пресс-конференции, на которых от имени старкин обещает открыть еще один фонд, построить еще один дом, обещает, что завтра будет лучше, чем сегодня. обещает то, во что сам поверить не в силах. читает в их глазах надежду и желание жить, несмотря ни на что.
    [indent] лучше бы ненавидели - как те немногие, что кричат "убийца". те, что обливают его изображения красной краской. брошенный из толпы камень рассекает скулу - тони приказывает отпустить мальчишку, почти ровесника питера. он почти с наслаждением проникается ощущением стекающей по лицу холодной жижи, выплеснутой на него из ведра томатного сока, отдающего вкусом соли и металла.
    [indent] наташа и стив организуют свой межгалактический патруль судного дня, тони лишь жестко и едко усмехается. они уже проиграли - за-за него, из-за его неоправданных амбиций, он больше не собирается лгать миру и самому себе. он наигрался в это дерьмо. на нем - разрушенная инфраструктура, не нем - поиски новой, дешевой энергии, на нем - больницы и социальная программа по розыску пропавших людей, в основу которой тони уже не терзаясь вопросами этичности помещает программу "озарение" и алгоритм арнима золы, держа ее под личным контролем.
    [indent] к исходу второй недели он в алкогольном амоке громит мастерскую. стекло звонко и весело разлетается сияющим крошевом под ударами кувалды, зло впивается в босые ступни, сталь сминается с возмущенным, протестующим гулом. он не успевает причинить весомого ущерба - руки за спину заламывает подоспевшая наташа, удерживая беснующегося тони с нечеловеческой твердостью, пока он обессиленно не повисает на ее руках. небула смотрит на него нечитаемым взглядом антрацитовых глаз, после чего неторопливо поднимает из лома и осколков стеклянный куб со сбитым краем, внутри которого на подставке покоится тускло мерцающий, отслуживший свое реактор с выгравированным: "доказательство того, что у тони старка есть сердце". осторожно ставит его на уцелевший стол.
    [indent] через полтора месяца он попадает в больницу. "передоз снотворным", - ставит диагноз кристина палмер, а пепс так до конца и не верит, что это не попытка суицида - тони просто хочет выспаться. хоть раз впервые с момента возвращения на землю заснуть без кошмаров, в которых раз за разом пытается удержать расползающееся прахом тело питера, смотрит, валяясь на камнях с пробитым боком, как ветер превращает в пыль того, кто давно  пророс в него, поселился где-то в правом предсердии, просыпаясь в холодном поту с колотящей тело крупной дрожью. не бежать в сортир, выблевывая горькую желчь вперемешку с виски и тем, что пеппер удается впихнуть в него между посещением онкобольных детей в metro gemeral и заседанием совета национальной безопасности.
    [indent] тони встает по будильнику в шесть, имитирует жизнь, ставя внутренний таймер на полночь, а после заливает в себя все, что имеет хотя бы ничтожный градус. он снова начинает курить, насквозь продымляя мастерскую и спальню, срывается на хэппи и ни в чем не виновной лаборантке, которой приходится приносить официальные извинения. губы девчонки дрожат, глаза на мокром месте, тони не отрывает взгляда от бликов на ее бейдже, хотя от этого начинает мутить. запрашивает ее дело - iq 183, победительница физических олимпиад, автор смелой статьи по молекулярно-кинетической теории твердых тел. в связи с инцидентом потеряла отца и младшего брата. он смотрит на ее фото выцветшим взглядом и просит доктора пател взять малышку под свой патронаж.
    [indent] он рад, что мэй паркер оказалась в числе жертв таноса, потому что тони сдох бы у ее ног, прежде чем признался в своей виновности в смерти ее племянника. он ненавидит себя за эту радость. количество алкоголя, которыми он пытается убить в себе мерзкое, липкое чувство беспомощности, вытравить из себя все чувства, промыть, обезопасить, сделать себя стерильным, давно убило бы обычного человека. тони лежит на полу в обнимку с ведерком для бумаг в ожидании следующего приступа, потому что бежать до ванной нет сил. экстремис, спасший ему жизнь на титане, с тупым упорством очищает кровь, регенерирует печень и почки, восстанавливает пораженный язвой желудок.
    [indent] высшая форма паразитизма сохраняет его для себя.
    [indent] даже сейчас.
    [indent] откуда стефану знать. черные мраморные стелы с бесконечным списком имен не скалились на него из прожорливой, воняющей могильником пасти смерти. тони смотрит на него со снисходительной нежностью и чуть сильнее сжимает его ладонь.
    [indent] - мы. мы спасли.
    [indent] обводит более осмысленным взглядом скромное помещение - почти келью - на столе белесоватым дымом истекает бронзовая курилньница, сквозняк перебирает подвески какого-то амулета, к вене тянется катетер от капельницы, стоящей в изголовье. смешение восточного колорита и западной медицины кажется почти нелепым. тони смотрит на перебинтованный обрубок правой руки и не чувствует ничего. как будто телесная неполноценность отвечает той, что образовалась внутри после того, как камни перестали наполнять его своей мощью.
    [indent] - эй, ребята, - прикрыв глаза, он старается подпустить когда-то привычного веселья в голос, - кажется вы потеряли детальку от этого лего...
    [indent] на внутреннем веке продолжает мягко сиять магическая вязь символов.

    [indent] - пиздец, - говорит тони, глядя на свое отражение в зеркале.
    [indent] магия стрэнджа и наниты техновируса прекрасно работают в команде - то, чему так долго учился сам старк и, кажется, ему все еще есть, куда расти, - так что через неделю он уже начинает вставать с кровати. ветвистый рисунок шрама горячечно-бордовый, охватывает правую щеку, цепляет губу, скулу и висок, тони осторожно трогает его пальцем, хотя стефан, разумеется, строго-настрого запретил это делать, и думает, что, в целом, обычная борода ему тоже пойдет. будут они два безруких силача-бородача, самое то для паралимпийского подразделения мстителей.
    [indent] пользуясь тем, что стрэндж отлучился и самонадеянно оставил его без присмотра, когда тони притворился спящим, не то эта маниакальная сиделка от бодхисаттвы заставила бы его еще месяц валяться в постели, он по стеночке, при страховке плаща, выползает на улицу и падает на каменную, нагретую солнцем скамью. в трех шагах от цветущего персикового дерева - когда-то он перенюхал кучу пропитанных парфюмом бумажек и запястий, пытаясь понять, какие духи подойдут пеппер, так что мог без труда распознать основные запахи. правда, в тот раз все равно пришлось обращаться за помощью к кристине, за что она, конечно же, получила свой волшебный пузырек на рождество.
    [indent] прислонившись спиной к теплому камню, тони подставляет лицо под лучи весеннего солнца. конечно, долго ему просидеть так не дали - с плащом они договорились и нашли общий язык уже давно, но остальное население храма предпочитало держаться своих.
    [indent] - знаешь, - торопливо начинает тони, когда тень стефана падает на него, опережая недовольние комментарии его самовольничества, - в тот момент, когда камни были у меня в руке, я понял... все. все тайны мироздания открылись мне, они был просты и ясны, как записанная на доске формула. все, на что я искал ответы, над чем безрезультатно бился долгие годы. любую задачу можно было решить... по щелчку пальцев, - он поднимает левую руку, щелкая костяшками. - а потом все ушло. продолжает вертеться на кончике языка, но каждый раз ускользает. и я боюсь, что ушло не только это. я не знаю, кто я теперь, стеф. я чувствую себя опустошенным. как пивная банка. что, если однажды я не смогу вспомнитть тебя? пеппер, роуди, хэппи? как у тебя получается каждый раз возвращаться... оттуда?

    0

    41

    заявка от ill dottore
    GENSHIN IMPACT ✽ PIERRO
    https://forumupload.ru/uploads/001c/19/f6/123/246844.gif


    джестер, шутник, стендап комик мира тейвата — напомни, посмеялся ли ты со мной в пустыне, назвав меня доктором?


    по персонажу на данный момент почти ничего неизвестно, кроме того, что... о нем ничего не известно, он og предвестник и всем раздает указания, а сам непонятно чем занимается. можем придумать вместе, что именно в себя включает это «непонятно что»)

    вопросы к персонажу:
    — предан ли он царице, как тарталья, или преследует ли свою цель, как другие предвестники?
    — что он думает о выживших из каэнри'ах? волнует ли его их состояние и существование?
    — какие отношения он поддерживает с топ-3 предвестниками?

    вопросы к игроку:
    — отношение к лапслоку  smalimg

    пример поста;

    Дурные сны, говорит Шедоухарт; Соблазн лишь усмехается — не злобно, конечно. Ей понятно, что спутница лишь осторожничает, заходит, как обычно, издалека, не желая начать разговор, который никто не поддержит. Видно, шаритские учения покидают голову с бóльшим усердием, чем тёмный пигмент в структуре волоса. В своём путешествии они дали свободу аасимару, исцелили земли от тёмного проклятья Шар, узнали всё, что можно было, об истории Кетерика и сопротивлении селунитов. Проложенная серебристым лучом правды тропинка не смогла привести воспитанную служителями Селунэ девочку обратно — хоть и верит она в другое божество, тенистая рука Шар держит её душу крепко, не отпускает.

    Её передергивает от неожиданной поэтичности. Компания Воло давала странные плоды. Ещё раз, почему он вообще с ними бродяжничает? Её тёмные позывы определённо что-то попутали той ночью, на её руках оказалась кровь немного не того барда. Убитая певица хотя бы не пыталась выколоть ей глаз.

    [indent] — Можно попробовать.

    Ответная вежливость подкрепляется действием — вино, бесплатное благодаря серебряному языку Астариона, разливается по завалявшимся в лагерном сундуке кубкам. Они обе знают, что это не поможет. Путь для них обеих на редкость прямолинеен и прост, и заканчивается он на воссоединении с семьёй. Дворецкий дал понять в видении, что Соблазн должна повидаться со своей сестрой, а беженец в Ривингтоне рассказал, как сильно в доме Печали соскучились по Шедоухарт. Дела важные, но приступать к ним никто не торопится. Спутнице с этим помедлить можно, а вот ей совершенно нельзя. Впрочем, можно ли? Никто не цепляется за свои тайны так, как она; Шедоухарт тоже могла быть рождена из капли крови Шар, а никто из них бы и не заметил.

    Легко хранить свои секреты, когда почти их не помнишь. Кому об этом знать, если не одной из основателей Абсолют?

    Она подаёт кубок Шедоухарт и присаживается на столешницу, пользуясь отсутствием Джахейры, которая не преминула бы сделать невоспитанному отродью Баала замечание. Багряное вино стекает вниз горла быстро, натыкаясь по пути на подступившую к нему тошноту. Она точно не вампир, но пить кровь ей это в прошлом не мешало.

    Тифлинг делает мысленное замечание себе — не стоит. Сейчас она знает, что даже выслушивание этих мыслей, воспоминаний о зверствах, лишь начало. Дальше глаза застилает пелена, и в себя удаётся прийти слишком поздно. Она мотает головой, стараясь сделать это как можно естественнее, и переводит концентрацию на девушку.

    Если в её глазах и есть недоумение, новоиспеченная селунитка хорошо его прячет. Спасибо ей за это.

    [indent] — Чем дольше ты откладываешь визит в дом Печали, тем меньше ты будешь спать по ночам. — Озвучивать очевидное она не любит, но Шедоухарт, кажется, нужно услышать это от кого-то другого. — Ты знаешь, что мы не оставим тебя одну, что бы там ни произошло. Так чего же ты боишься?

    Соблазн не использует личинку иллитида, чтобы проникнуть в её разум и узнать всё самой. Ответ на вопрос её интересует куда меньше, чем рассуждения, которые он непременно породит; поток информации всё же ничего не значит, если над ним как следует не поработать. Они могут помочь друг другу своим опытом, открыть глаза на то, что ускользало из поле зрения само по себе или по воле божества, которому, конечно, всегда виднее, что для их служителей лучше.

    А могут не помочь. И это не страшно. Возможность освежить голову, сверить перспективу, поднять в памяти все поводы негодовать на предавшее их доверие высшее существо не будет лишней перед неизбежной конфронтацией.

    Даже если всё пойдёт так плохо, как только можно, ни один разговор не сможет нанести столько же вреда, сколько успели их боги.

    0

    42

    заявка от vladimir makarov

    Call of Duty ✽ Yuri Volkov
    https://forumupload.ru/uploads/001c/19/f6/129/337846.gif https://forumupload.ru/uploads/001c/19/f6/129/862990.gif


    Мой друг. Мой союзник. Мой предатель.
    Возможно, ты и прав был, Юра, я не знаю что такое любовь. Но я прекрасно знаю одержимость. И как сложно бывает вырвать её из себя. Как больно, когда предаёт единственный человек, которому ты верил. Кто-то может и сказал бы, что я был по-щенячьи влюблён в тебя, но ты же знаешь лучше. Просто ты был тем, кто предложил дружбу и обычное человеческое отношение брошенному всеми волчонку. Пока в детдоме каждый проверял на прочность, а дальняя родня и прочие приёмные семьи требовали идеальную тень, ты поделился куском хлеба да потянулся потрепать по дурной башке. Ты всегда тянулся. А я не сразу начал делать это в ответ.

    И не сразу заметил, как ты отдаляешься. Точнее, заметил, конечно, но не мог понять что произошло. Что такого изменилось, что ты стал избегать своего лучшего друга? Перестал совершенно не по уставу обнимать своего командира так, словно вот-вот сломаешь хребет? Куда ушла вся твоя собачья верность, манера заглядывать мне в рот и, возможно, чрезмерная (не для меня) забота? Ах, да, точно. Ты сдал меня штабским крысам. Меня лишили всех званий и выкинули из армии с волчьим билетом. Просто потому что я желал победы для нашей страны и, быть может, действовал не всегда по приказу. Хотя ты прекрасно знаешь эти приказы, что раздают зажравшиеся ублюдки в своих уютных креслицах. Они-то и знать не знают с какой стороны хвататься за ружьё, но очень хорошо понимают как нужно действовать в бою, верно? Ты сам сколько приказов нарушил на той высоте? Но ты спас мне жизнь и это больше никогда не обсуждалось. Жалеешь ли ты теперь, что не позволил мне сдохнуть в Чечне как шавке подзаборной? Благо, мне повезло, я отделался всего лишь увольнением, а не пулей промеж глаз. Спасла фамилия да старые друзья отца. Захаев. Барков. Жаль, что не ты. Больше никогда не ты. Ненавижу.

    Но у меня всё в порядке, можешь не волноваться. Я ушёл из армии, а ты остался. Дослужился до полковника? Какая прелесть. Надеюсь, мною у тебя получилось хорошенько выслужиться. А то было б как-то совсем грустно. Ты же хороший человек, Юра. А я нет. Я всего лишь психопат. Убийца. Террорист. По мне никто слёз лить не станет. Но почему-то тогда я тебя отпустил. Я... не простил, не умею прощать. Но позволил тебе оставить меня и жить дальше. Когда ты предал меня однажды. Но тебе оказалось этого мало? Наш ты герой России, что тебе пообещали Прайс с Николаем? Неважно. Во второй раз я не забуду. Отправлю тебе подарочек в твою часть. С зарином.

    Потом вернусь домой в отцовскую квартиру в Москве и найду похоронку без адресата. Ты так и не сменил адрес. Теперь я буду здесь видеть не только фигуру отца в петле. Но я подниму с колен нашу страну. Пусть ты и не одобришь мои методы.


    Мастерски жонглирую элементами ванильной и ребутной биографий, выдумываю на ходу и беру с потолка. Тебе тоже придётся, смирись. Или я за тебя сам всё придумаю. Мы будем играть по ванили, мы будем играть по ребуту, мы будем играть мою бешеную смесь и сотню-другую АУ-шек. Соболезную. А ещё я буду буквально волчонком, потому что как это не взять оборотническую АУ-шку?
    Заявка не в пару, но во что-то на грани. Что-то бешеное и откровенно больное. До тошноты и безрассудства. А во флешбеках всякое бывает... Вова-то определённо был влюблён. Да и, полагаю, Юрка тоже. Просто дружить Вову более чем устраивало. Как он умеет. А окружающие не рисковали сказать, что как-то дружат они больно по-пидорски. Не суть. Это всё было давно и неправда.
    С тебя телега. Я же террорист, я беру тебя в заложники. Буду регулярно тебя пытать хэдами, мемами, тиктоками и песнями. Ты знаешь, что у меня есть песня, которую Макаров точно пел каждый раз, когда видел Юру на горизонте? Теперь знаешь. Я буду. Можешь попробовать отбиваться в свою очередь, мне понравится.
    Внешность, если захочешь, можешь выбрать в дополнение к играм любую, потому что, ну, мы все видели эти перетемнённые три минуты. Визуального контента кот насракал. Только обсуди, пожалуйста, со мной. И не надо менять причёску, Богом прошу!
    Из всех требований у меня достаточно высокая грамотность и третье лицо (это заявки такие, в постах всё иначе). Желательно без лапслока, но я подумаю. Я добрый. Когда сброшу ядерную бомбу на Пентагон.

    пример поста;

    Чужая кровь привычна. Чужие раны не могут вызывать особых эмоций. Слишком много их было, слишком у многих. Пьеро и свои-то уже с трудом смог бы вспомнить все. Многие вещи в жестоком мире становятся невыразительной обыденностью. Но всë же иногда... Иногда что-то отвлекало от работы. Путало мысли и заставляло их уходить от всех планов. Пробуждало червь неудовольствия где-то внутри. Так раздражение поднимало голову и копошилось всë сильнее с каждым разом, когда Педролино видел кровь Капитано. Это недопустимо. Второй слишком ценен для Царицы. Слишком необходим для Первого. Невозможно допустить потерю такого бойца. И даже саму идею потери.

    Извечная маска учтивого равнодушия едва заметно трескается, взгляд слегка хмурится, пока Пьеро уверенно отрывает мешающую часть уже достаточно истерзанного рукава и лохмотья летят на пол, чтобы после их молча убрали вездесущие слуги. Первый осторожно, возможно, даже слишком, всë же его солдат давно привык к куда более грубому обращению, стирает самые неприятные пятна крови, обрабатывает края раны, благоразумно не трогая саму истерзанную плоть. Он уже слишком стар для подобных ошибок новичков. Да и прекрасно знает на собственном опыте какой пыткой бывает глупость переборщить с обеззараживанием. Рану алкоголем поливают только раз в жизни. Но в какой-то момент отголоски эмоций всë-таки вырываются на свободу и Пьеро не сдерживается. Лижет широко у чужого запястья, собирая кровь языком, смакуя знакомый и уже почти приятный вкус, что каждый раз необъяснимо возбуждает. Как перед боем. Эту кровь Педролино всегда отличит, всегда узнает. Она пьянит. Ему кажется, что вот-вот и он станет зависим от неë. Но не слишком хочет этому противиться. Только отрывается с некоторой неохотой, подавляя желание дышать слегка рвано. Проводит в последний раз окончательно испорченным куском некогда белоснежной ткани по следу своей человечности и отбрасывает платок к остальному мусору. Проходит пальцами следом по всей ране, касаясь едва-едва, но оставляя после себя тончайшую корочку льда. Она не повредит, лишь даст время. Остановит потерю крови, не позволяя травме усугубляться. Лëд тонкий, полупрозрачный, лишь узоры инея могут слегка отвлечь от вывернутого мяса. Но он не растает, пока сам хозяин руки и слишком знакомого пиро-элемента того не пожелает. Для таких фокусов у старого дурака ещë хватит сил и сноровки.

    — Вы обязаны вернуться, Второй, — с глухим вздохом, но твëрдым тоном Первый отпускает чужую руку, только чтобы поймать товарища за шлем и сдавить тот словно челюсть, притягивая почти к самому лицу и вглядываясь в привычную бездну, что никогда не могла скрыть ничего от проклятого. — Вы мне нужны. Найдëте беглеца и продолжите служить Царице. Я не позволял вам оставлять свой пост. Или я сам найду вас. Вы же не хотите, чтобы я ради этого отвлекался от своей работы?

    0


    Вы здесь » onlinecross » ПАРТНЕРСТВО » home beneath the ruin [cross]


    Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно